Централизованная библиотечная система городского округа Сызрань - Статьи

http://lib2.syzran.ru/index.php?go=Pages&in=view&id=187
Распечатать





Андрей Олех «Безымянлаг»

Первый роман цикла про самарскую Безымянку. Первая книга автора, изданная в «Эксмо» в 2016 году в серии «Претендент на бестселлер!»

На книгу и автора мне «указал» читатель: «Замечательная вещь. Я узнал, у автора еще две книги. И не только узнал, уже купил». На тот момент в фонде ЦБ имени Е. И. Аркадьева был только «Безымянлаг». После подобных «читательских указаний», в большинстве случаев, книгу я прочитываю. Прочла «Безымянлаг».

Я не очень люблю Самару, хотя бывали и радостные, и счастливые моменты в этой взаимной нелюбви. Я мало знаю об истории Самары – мне ближе яркокрасочный Ульяновск/Симбирск. Я ничего не знала о Безымянке, а уж тем более о Безымянлаге. Позволю обобщить, вслед за Пушкиным: «Мы ленивы и нелюбопытны». Мы мало знаем об истории своей отчизны, нам интересней дальние дали. Там все так изысканно и красиво, и страшно по-особенному ужасно. А здесь? Что здесь? Безымянка? Война? Строительство завода заключенными? Лагерь? НКВД? Люди, решения, поступки…

В ноябре 1941 года в самарский Безымянлаг – самый крупный лагерь СССР – прибывает молодой лейтенант НКВД Иван Неверов. Его цель – выяснить причины смерти начальников лагеря. По отчету – они погибли в автокатастрофе. По слухам – убиты. Лейтенант начинает расследование. По закону детективного жанра расследованию препятствуют препятствия… И тут завершается жанр детектива, препятствия перестают иметь значение и повествование следует своему собственному пути. Это путь мрачный, ледяной. А еще более страшен он оттого, что не придуман. Был ли лейтенант Иван Неверов вообще и в Самаре в частности – мне неизвестно. А вот Безымянлаг – был. И, может быть, стоит выразить огромную благодарность автору за то, что он не стал превращать трагическую страницу истории в детектив. За то, что бережно отнесся к теме и с уважением написал о людях страшной эпохи.

Наталья МУСТАЕВА,

ведущий библиотекарь отдела обслуживания ЦБ имени Е. И. Аркадьева

Александр Снегирев «Призрачная дорога»

 

Очень смешная книга. Вернее – книга, которая написана человеком с исключительно изысканным чувством юмора и вдохновенным взглядом на мироустройство. В этой истории есть герои, но их нет. Как и сама история истончается до прозрачности – призрачности. И словно с вами разговаривают не люди, а их отражения в водной глади. Один вдох – и зарябило, задрожало. Исчезло.

Если ищите в книге банальную историю о том, как герой пошел направо, а надо было налево и что из этого вышло – то не читайте «Призрачную дорогу». Если хотите некоего волшебства, игры слов, образов, форм – читайте «Призрачную дорогу».

Сюжет пересказать невозможно. Главный герой – писатель. И вроде бы это должно определять что-то. Но не определяет, а увлекает в пучину безумного безумия, которое только кажется безумием. Которое не более безумно, чем привычная нам ежедневная жизнь. И перед каждым из нас – выбор восприятия этой жизни. Трагедия? Комедия? Фарс? Мелодрама? Что выберешь, так и заживешь. Только ведь все призрачно… «в этом мире бушующем». Так и в песне поется. И книга на эту песню очень похожа.

 

Наталья МУСТАЕВА,

ведущий библиотекарь отдела обслуживания ЦБ имени Е. И. Аркадьева

Даниэль Глаттауэр «Лучшее средство от северного ветра»

 

Лучшее средство от северного ветра – жизнеутверждающий роман.

Если вы все еще представляете себе северный ветер как метеорологическое явление: холодное, вьюжное, метелистое и завывающее, то Даниэль Глаттауэр предлагает поэтический образ одиночества и… лучшее средство от него.

Главные герои случайно начинают общаться в сети с помощью электронных писем. Это иногда одно слово, иногда – фраза, иногда эмоциональное пояснение или ироничная эскапада. Главные герои – не свободны, не собираются менять что-то в своей жизни и потому не рассматривают общение как романтическое знакомство. Главные герои – от весточки к весточке – становятся близкими людьми. Они понимают и чувствуют друг друга. Нуждаются в общении, в письмах, в едином пространстве… Но отрицают романтическую историю. Интригу в общение привносит то, что герои ни разу не видели друг друга… Чем все это может завершиться? Неизбежной встречей, размолвкой, разлукой?..

…А лучшее средство от северного ветра, который врывается в разум, душу и сердце и мучит болью безысходности и одиночества… Лучшее средство от северного ветра - близкий человек. Теплый, родной, уютный. Одним словом, в письме.

Успех романа не позволил автору бросить своих героев, и появилось продолжение – роман «Все семь волн». Еще один поэтический образ: волны жизни и самая главная – седьмая. Она разрушает все. Она меняет все.

Герои так блестяще справляются с этими ветрами и волнами, что испытываешь радость за них и мысленно посылаешь им самые наилучшие пожелания.

Говорят, что устарело писать бумажные письма. Вопрос: в эпоху соцсетей писать письма электронные устарело? Впрочем, … Это не важно: почтовый голубь или вайбер. Важна способность чувствовать, воспринимать, понимать. Жить.

 

Наталья МУСТАЕВА,

ведущий библиотекарь отдела обслуживания ЦБ имени Е. И. Аркадьева

Юрий Бондарев «Горячий снег»

 

Реальная история одного комбата, одного взвода, одного сражения.

Сражения, которое стало решающим для всей Сталинградской битвы.

Солдат и офицеров артиллерийского взвода, которые не мечтали о подвиге, но геройски сражались, погибая, но не отступая.

Бравого командира, не выдержавшего проверку боем.

Действие романа разворачивается в декабре 1942 года под Сталинградом.

Группа армий «Дон» фельдмаршала Манштейна  пытается прорваться к попавшей в окружение 6-й армии Паулюса.

Два артиллерийских взвода под командованием комбата Дроздовского должны закрепиться на рубеже и сдерживать атаки немецких танковых дивизий. Первым взводом командует лейтенант Кузнецов, вторым – лейтенант Давлатян. Приказ: продержаться до контрнаступления советских войск. Взвод Давлатяна полностью погибнет. От взвода Кузнецова в живых останется три человека, уцелеет одно орудие. Но немецкие танки не прошли.

Сражение длилось один день. За этот день перед читателем пройдет не только картина боя. Юрий Бондарев показывает «человека на войне»: слабость и силу, мужество и подличество, подвиг и предательство. А еще это приглашение к размышлению о том, что такое ответственность: командарма перед армией, солдата перед Родиной, человека перед самим собой.

Четыре года шла Великая Отечественная война. Четыре года потребовалось Юрию Бондареву, чтобы создать роман «Горячий снег». Читается книга намного быстрее, но остается с читателем навсегда. Так же как память о войне.

 

Наталья МУСТАЕВА,

ведущий библиотекарь

отдела обслуживания ЦБ имени Е.И. Аркадьева

Никлас Натт-о-Даг «1794»

 

Мрачный историко-приключенческий детектив в декорациях Швеции XVIII века – вторая книга об одноруком Карделе и Сесиле Винге.

Кардель ищет убийцу и делает все, чтобы оправдать невиновного. Это сложно, это невозможно, но ему удается найти настоящего убийцу, который зверски убил юную невесту в ее первую брачную ночь. Расследование проведет читателя по самым темным мирам Стокгольма, покажет коварство людское и ужас кладбища, кладбища живых.

И первый роман – «1973», и «1794» написаны автором на основе документальных источников.

Елена Звездная «Будь моей ведьмой»

 

История сказочная и боевая. Про то, что сказочный злодей способен полюбить и это все меняет в его «злой реальности». Это все меняет в его «злой сущности». А ведь он не «просто злой» - он самый настоящий внук Кощея! Что это значит? Это значит: вредность, злобность, расчетливость в космических масштабах. А еще фантастическое обаяние и очаровательная наглость.

Главная героиня – Маргарита. Она прекрасна, но удручена. Оказалось, что ее дом – избушка на курьих ножках, а впереди… Ой, что! Она Маргарита Ильева на Земле, но теперь ее судьба – Терра. Здесь она Яга… двенадцатая Яга. И в нее влюблен внук Кощея. Ревнив и настойчив.

Современная русская сказка с волшебными помощниками – белками и ежиками. С колдовским учебником-фолиантом. Говорящим.

Ирина Одоевцева «На берегах Невы»

 

В 1922 году «маленькая поэтесса с огромным бантом» Ирина Одоевцева уехала в Париж, чтобы вернуться в Россию в 1987-м.

Ученица Николая Гумилева написала мемуары «На берегах Невы». Мемуары не себе – о тех, кого видела, встречала в те дни. Это время революционное и послереволюционное. Это литературный, музыкальный, художественный Петроград глазами очевидца, вернее внимательного наблюдателя, искреннего соучастника и точного свидетеля.

Перед читателем не покрытое пылью старье. Перед читателем живые диалоги, реплики, интонации Осипа Мандельштама, Андрея Белого, Георгия Иванова, Александра Блока, Анны Ахматовой… А главное – Николая Гумилева. А главное – Петрограда. Сурово-стального, холодного, безыскусно изящного. Живого.

Этель Лилиан Войнич «Овод»

С детства известный сюжет, фильмы пересмотрены, а книгу не читала. Прочла. Отзыв о прочитанной книге не будет ответом на вопрос: «О чем?» Это размышления под заголовком «Зачем?»

Действительно – книга осталась где-то в детстве, когда взахлеб читались Жюль Верн, Дюма, Купер, Скотт; когда благородные герои совершали безрассудные поступки, лихо сходились в поединках во имя чести, погибали, но оставались живы. И над всем этим прекрасным миром вставала светлая заря добра и правды. Зло сопротивлялось, но участь его была известна – повержено в прах и беспамятство. На щите: благородство, отвага, честь. Слишком прямолинейно для жизни. Отчасти даже «антисоциально», ибо не гибко, ибо ни одного психологического приема-манипуляции. А как же «встраиваться в общество»? Взрослые читают другие книги. Так принято. Так верно?

Читала другую книгу: рассказ Николая Ивеншева «NOTA BENE». Герой вспоминает детство, первые шаги в библиотечном мире, первую книгу – «Овод». Мальчик засомневался рекомендации библиотекаря, для него овод – это насекомое, которое жестоко жалит лошадей. Но… «это не о мухах», - говорит ему библиотекарь, и мальчик читает книгу от корки до корки. Мальчик читает, а я до сих пор не прочла. Прочла.

Прочла про автора – Этель Лилиан Войнич – англо-американскую писательницу и композитора. Дочь профессора математики. Внучка профессора греческого языка. В честь дяди ее матери (Джорд Эверест) назван Эверест (гора Джомолунгма). А Этель?

Этель Лилиан Войнич родилась в 1864 году. В 1882 году получила наследство и уехала в Берлин - учиться в консерватории. Одновременно посещала лекции славистов. Вернулась в Лондон и стала завсегдатаем собраний политических иммигрантов. Один из них – Сергей Степняк-Кравчинский – много рассказывал Этель о России. Войнич захотела увидеть все своими глазами…

В 1887 году Этель Лилиан Войнич приехала в Россию. Работала гувернанткой, учителем музыки и английского языка (Воронежская губерния, усадьба Веневитинова).

2 мая 1889 года «Я присутствовала на похоронах Щедрина, чьим творчеством всегда восхищалась. Это была единственная политическая демонстрация в России, в которой я принимала участие», - вспоминала позже Войнич.

Произведения писателей, чьим творчеством восхищалась, Этель Лилиан Войнич переводила на английский язык. В сборник «Юмор России» вошли ее переводы произведений М. Ю. Лермонтова, Н. В. Гоголя, Ф. М. Достоевского, М. Е. Салтыкова-Щедрина, В. М. Гаршина, Г. И. Успенского, А. Н. Островского…

«Овод» - «революционно-романтический роман» Этель Лилиан Войнич впервые был издан в США в 1897 году. В одной из версий о возможных прототипах главного героя Артура Бертона (Овода) говорится о Сергее Степняке-Кравчинском. Одна из версий невероятной популярности романа «Овод» в России – русские читатели узнают в главном герое и в атмосфере книги русского, русское, свое. Этель Лилиан Войнич на вопрос о прототипе ответила, что это «результат сложного процесса, происходящего в авторском воображении под влиянием таких факторов, как: 1) личный опыт автора. 2)  опыт тех людей, с которыми писатель или писательница встречается, и 3) большая начитанность… …если прототипами ваших героев являются живые люди, вы не можете позволять себе вольно обращаться с ними!»

Я уверена, что роман Этель Лилиан Войнич подлежит обязательному прочтению вне зависимости от возраста. Тем взрослым, кому небезразличны чувства детей, обязательно внимательно. Потому что это книга о том, как легко сломать юную душу: предательством, бездумным словом, поспешным поступком.

Революционный роман о романтическом герое… Не знаю. Мне не удалось проникнуться «страстями» собраний «Молодой Италии»: удаленность во времени; ее склонное к революциям сознание. Читала долго. Прерываясь. Забывая книгу на месяц. Как обязательный урок. Прочитав же… «весь ужас мира пал на душу мне и заслонил взор мой мглой кровавой…» Слишком силен контраст. Слишком отвратителен урок социальной гибкости. Гибкие встраиваются, гнутся. Герои гибкими не бывают. А предательство? Предательство – зло. В прах его и в беспамятство.

 

Наталья МУСТАЕВА, ведущий библиотекарь отдела обслуживания ЦБ имени Е. И. Аркадьева

Валентин Пикуль «Барбаросса»

Роман-размышление. Роман-трагедия. Роман-символ.

Размышление - о «мельницах» всемирной истории – неумолимых, неумолчных, неостановимых.

Трагедия - войны, человека на войне, человека, занимающего высокие гражданские и военные посты, облеченного ответственностью; трагедия обрыва-разлома между злом и добром, подлостью и героизмом, страданием и ликованием; трагедия обманчивости выбора в ситуации, когда выбора нет, ибо нет выбора между ложью и правдой.

Символ – Сталинград. Роман посвящен Сталинградской битве – ключевой битве Второй мировой войны. Сталинград – символ Победы, мужества, воинской чести и славы.

Роман охватывает время задолго до начала Второй мировой войны. Рассказывает о судьбах людей и событиях, которые станут важными фигурами и отправными точками для свершения истории. Высвечивает детали и характеры.  Вот так восхитился новому русскому танку Т-34 «знаменитый немецкий танкостроитель – Фердинанд Порше»: «Я не думал, что русская металлургия способна повершить нашу. Как представитель фирмы Круппа, я свидетельствую ее поражение».

Это первый роман (остался незавершенным) намеченной дилогии «Площадь павших борцов».

Дмитрий Бавильский «Желание быть городом. Итальянский травелог эпохи Твиттера в шести частях и 35 городах»

Дмитрий Бавильский давно занесен в список моих «будущих чтений». Это были «Едоки картофеля», но почему-то я наткнулась на его «Желание быть городом…» и прочла этот объемный травелог. И удивилась – читать не хотелось в тот момент ничего, и не читалось, а вот прочлось очень быстро и нежелание читать - как рукой сняло.

Автор совершает путешествие по Италии. Маршрут: от Венеции к Флоренции, или тридцать пять итальянских городов, в каждом из которых сохранились фрески-шедевры. Фреска – не картина, поэтому «ее посмотреть» означает посетить город. Посетить город = стать отчасти его дорогами, домами, улицами, пейзажами, площадями, людьми. Почувствовать город как самого себя. Узнать. Понять. И отправляться в следующий «пункт маршрута».
Дмитрий Бавильский готовился к своему «маршруту» пять лет. Значительная часть подготовки – чтение. И это огромнейшее достоинство книги – в концентрированном виде получать ясную разностороннюю информацию по совсем небольшому вопросу. Заметки об Италии Александра Блока, Бориса Пастернака, Вячеслава Иванова, «Образы Италии» Павла Муратова… И тут же современное восприятие путешественника. Информации много, но она «не топит», а к финалу книги превращается в громадную теплую шероховатую фреску с красками неяркими, но светящимися. И, словно вместе с автором, прикасаешься к древним стенам легкою ладонью. И видишь все как наяву. И… хочешь быть городом.
Травелог – это ежедневные заметки Дмитрия Бавильского об итальянском путешествии осенью 2017 года в твиттере.

Роман вошел в шорт-лист премии «Большая книга» (2021 год) и свой голос я отдала ему: это мало помогло, ибо победа досталась другому автору (произведению). На мое мнение о творчестве Дмитрия Бавильского это никак не повлияло.
В аннотации книгу определяют как путеводитель. И это так: подробная карта маршрута и описание бытовых обустройств, рекомендации что смотреть, почему, зачем, каким образом и т.п. Для меня же «Желание быть городом» - это яркий пример того насколько прекрасен человек умный, человек увлеченный, человек, живущий не ради «галочек», а для понимания себя, пространства и себя в этом пространстве. После таких книг хочется жить долго и счастливо. Героя книги я бы сделала образцом и примером человека будущего – человека возрождения. Ибо средневековье завершится же… когда-нибудь.

 

Наталья МУСТАЕВА, ведущий библиотекарь отдела обслуживания ЦБ имени Е. И. Аркадьева

Константин Паустовский «Северная повесть»


Январь 1826 года. Финляндию не так давно присоединили к России и служба здесь тяжела, а особенно трудно приходится Камчатскому полку, расквартированному на Аландских островах. В Камчатский полк ссылают провинившихся офицеров – в наказание.
Поручик Павел Бестужев в Петербурге в лютый мороз вместо офицерского кивера надел меховую шапку (после ранения его мучили мигрени, он боялся застуды). В таком виде его увидел великий князь и сорвал шапку с явным намерением бросить на землю. Бестужев шапку свою вырвал и ушел не обернувшись. По приказу императора поручика разжаловали в солдаты и отправили в Камчатский полк. Судьба совершила свой поворот.
В городке Мариегамне наш герой вновь дослужился до офицерского чина – прапорщик Павел Бестужев принимает тяжести службы, не утратил присутствия духа, а еще - он влюблен в Анну. И эта любовь взаимна.
Служит в Камчатском полку солдат Семен Тихонов – он несет ночную караульную службу на маяке и обнаруживает (задерживает) матроса и офицера. Это бунтовщики (декабристы), они бегут от петли. Тихонов помогает беглецам, дает немного провианта и отпускает. Но… Именно в это время проверял караулы командир полка. Бунтовщиков задержали, арестовали. Семена Тихонова за помощь государственным преступникам приказали засечь: дать триста шпицрутенов.
Беглому офицеру-бунтовщику помогают спастись Павел Бестужев, Анна и ее отец – сторож маяка. И все бы хорошо, но Павел Бестужев погибает на дуэли. Семена Тихонова засекли насмерть шпицрутенами. Анна помогла провести парусник с беглецом до Стокгольма, похоронила Павла. От потрясения она лишилась рассудка, а вскоре и умерла.
Прошло сто лет, и в 1916 году внук спасенного мятежника-декабриста Николая Щедрина – Александр начинает свою военную службу на Аландских островах во флотилии миноносцев.
Дальше будет и революция, и гражданская война, судьбы потомков Семена Тихонова и Николая Щедрина вновь начнут сплетаться и расплетаться. В финале появится прекрасная шведка, очень похожая на портрет той самой Анны…
Повесть о благородстве, чести, любви. Прекрасный язык. Чистые ясные образы героев. «Родниковая» литература.

 

Наталья МУСТАЕВА

Юлиан Семенов «Бриллианты для диктатуры пролетариата»

 

Первый роман из цикла о Максиме Исаеве (Штирлице) из тех дальних времен, когда его звали еще Всеволодом Владимировым, когда рядом был отец, когда наставления по службе и приказы отдавал Глеб Бокий.

В 1921 году в молодом советском государстве обнаружены систематические хищения из ГОХРАНа. Исчезают бриллианты. Ювелирные украшения, камни, золото – лишь на них существует возможность приобретать продовольствие для голодающей России. Предполагают, что кражи совершает сотрудник, наделенный особыми полномочиями. Необходимость раскрыть сеть контрабандистов очевидна.

В преддверии крупной сделки с французским ювелиром в Ревель выезжает сотрудник ГОХРАНа Пожамчи. Почти одновременно в Ревель отправлен Всеволод Владимиров – молодой сотрудник ЧК. Он должен приступить к расследованию.

В Ревеле работает резидент – Роман. В Ревеле орудует граф Воронцов. В Ревеле немецкая разведка желает сорвать сделку с ювелиром. В Ревеле Владимиров арестован. В Ревеле все только начинается…

 

Наталья МУСТАЕВА,

Ведущий библиотекарь отдела обслуживания ЦБ имени Е. И. Аркадьева

Мэтт Хейг «Полночная библиотека»


Тема библиотеки – это просто тренд современного романа. Куда не повернись, либо книжный магазин, либо библиотека. «Полночную библиотеку» я посчитала за нечто «производственное», нечто похожее на роман «Дарующий звезды» Джоджо Мойес, или на «Полосатую жизнь Эми Байлер» Келли Хармс. Но все оказалось совсем не так.
Полночная библиотека - это не библиотека в привычном смысле слова, это возможность прочесть свою книгу своих сожалений о своей собственной жизни. И каждое из этих сожалений – стереть. Для этого надо прожить свою новую жизнь. И если новая жизнь понравится – остаться в ней. «Полночная библиотека» Мэтт Хейг - это полночная библиотека Норы.
Норе 35 лет. Она не стала: гляциологом, рок-звездой, философом, олимпийской чемпионкой по плаванию. Она не может найти «правильную» работу в настоящей жизни. Когда Нора училась в школе – умер ее отец. Не так давно – умерла мама. С братом – любимым и единственным – непонимание и отчуждение. Подруга уехала в Австралию (это была их общая с Норой мечта). Нора рассталась с любимым (из-за которого не поехала в Австралию с подругой). Последней каплей стала смерть Вольтера – Вольта – кота. Нора отчаялась. Нора решила распрощаться с жизнью. Нора попала в полночную библиотеку.
Полночная библиотека - это место между жизнью и смертью. Здесь на полках бесконечное количество книг – ровно столько вариантов жизней Норы существует. И каждый вариант можно попробовать. А если понравится, то остаться там навсегда. Библиотекарь полночной библиотеки хорошо знакома Норе (по реальной школьной библиотеке) и она объясняет правила. И терпеливо ждет момента понимания. И возвращения Норы. Из очередной жизни. Из нового сожаления. Из желания умереть. Из отчаяния.
Книга о напрасности сожалений и раздумий.

Просто живи. И обязательно – в любви.

 

Наталья МУСТАЕВА, ведущий библиотекарь отдела обслуживания ЦБ имени Е. И. Аркадьева

Юрий Тынянов «Пушкин»

Пушкин – наше все, наше солнце, наша великая тайна. Доказательства правдивости этих привычных утверждений – на каждом шагу. Хоть в быту, хоть в недоступных эмпиреях, хоть в литературе.

У Юрия Тынянова три романа: «Смерть Вазир-Мухтара», «Кюхля» и «Пушкин» (неоконченный). Читать их я собиралась именно в таком порядке, но Пушкин… Пушкин «победил» заданный порядок. И в силу моих личных симпатий. И (предположение) из-за того, что именно Пушкин сопровождал известного литературоведа, филолога, писателя всю его недолгую творческую жизнь.

В студенческие годы (1912-1919) Юрий Тынянов был участником Пушкинского научного общества (семинара С. А. Венгерова), а на выпуск историко-филологического факультета Петроградского университета сдал работу «Пушкин и Кюхельбекер» (1919 год, утрачена во время гражданской войны) и был «оставлен при университете».

В 1924 году Корней Иванович Чуковский «организовал» для Юрия Тынянова заказ – брошюру о лицейском товарище Пушкина Вильгельме Кюхельбекере. С этого «заказа» начался «профессиональный литературный путь» Тынянова, а брошюрка незаметно для автора «превратилась» в роман «Кюхля».

В художественном наследии Юрия Николаевича Тынянова есть рассказы и повести. Одна из них – «Подпоручик Киже» - наиболее известна в Сызрани: в экранизации повести звучит романс «Стонет сизый голубочек» на стихи Ивана Дмитриева. Иван Дмитриев – один из героев романа «Пушкин». Именно он вспоминает сызранских «устерсов» и «стерлядей» во время встречи с Пушкиными (они пришли просить протекции для записи юного Александра в лицей).

Незавершенный роман «Пушкин» задумывался совершенно не «Пушкиным». Это должно было быть подробное повествование о Ганнибалах. В этом романе Александр Сергеевич Пушкин появлялся бы лишь в одной главе, а состояла она из дат жизни и смерти поэта. Юрий Тынянов отказался от замысла и начал работу над «Пушкиным».

Это редкий роман-биография – в нем главный герой появляется очень далеко не в первой главе повествования. В первой части «Детство» очень подробно показана семья Пушкиных-Ганнибалов: отношения, обстоятельства бытия, исторические декорации… Читатель, такой же нетерпеливый как я, может начать задавать вопрос: «Где же Пушкин в романе «Пушкин»? Во второй части «Лицей»… мне тоже не хватило Пушкина, ибо сплошной лицей. Часть третья «Юность» только-только заводит рассказ о Пушкине и обрывается элегией «Погасло дневное светило»…

Уже после прочтения я узнала, что:

- по одной версии роман считается незавершенным (первые главы были напечатаны в 1935-1937 годах и Тынянова причислили в авторам, «работающим на юбилей», а он начал работу в 1932-м и писал роман до самой своей смерти в 1943-м);

- по другой версии Юрий Николаевич воплотил все свои задумки, наработки и знания эпохи и «просто не знал, что делать с героем дальше» - Тынянова настиг глубочайший творческий кризис;

- по третьей версии – роман лишь пролог к большому многотомному повествованию.

Для себя я выбрала третью версию. «Пушкин» - это классические триумфальные ворота в честь великого поэта. И хорошо, что не случился многотомник – жизнь гения пусть останется гению. Читать стоит не о нем, а его гениальные строки.

 

Наталья МУСТАЕВА,

ведущий библиотекарь отдела обслуживания ЦБ имени Е. И. Аркадьева

Николай Ивеншев «Флексия»

 

Главной героине по факту рождения мало лет, а по внутреннему настроению и ощущению жизни – умудренные взрослые тысячелетия. Это не удивительно – приходится решать так много сложных вопросов: мама любит папу, но желает романтичного волнения и волшебного переживания новизны; папа любит маму и мучается от возникшей отчужденности, пишет стихи, чувствует себя виноватым и не знает, что делать; в школу пришел новый учитель – умный и симпатичный – и очаровал маму; уроки; дружба; любовь. Флексия учится в старших классах обычной школы. И она – обычная девочка-подросток. Только вот чувствует мир по-особенному ясно и остро. Флексия-рефлексия. Она учит папу, как сделать так, чтобы мама вернулась. Она вмешивается в отношения мамы и нового учителя, чтобы «разбить пару». Она верит в любовь и дружбу, но сомневается в том, что это не литературные понятия, а реальности жизни.
Николай Ивеншев – писатель, который пишет (в том числе) замечательные произведения для юных. Эти произведения стоит читать взрослым, а еще точнее – родителям. Потому что:
1) Николай Алексеевич – мудрый и талантливый родитель во всем: в детях, учениках, друзьях, поэзии и прозе;
2) формула: главные герои дети, значит книга для детей – затертый шаблон, давно устаревший;
3) напоминание взрослым о том, что, решая свои проблемы и исполняя свои желания, стоит помнить о чувствах своих детей.

 

Наталья МУСТАЕВА,

ведущий библиотекарь отдела обслуживания ЦБ имени Е. И. Аркадьева

Алексей Николаевич Толстой «Русский характер»

 

Рассказ – высшая форма литературного мастерства на мой читательский взгляд. Мастерства от слова талант, творчество, вернее – сотворчество. Именно рассказ, очерк «включает» читателя в сотворение истории, делает его «немного писателем». На небольшом по объему пространстве по желанию читателя, его собственными силами может возникнуть огромный роман. Почему? Потому что рассказ талантливого автора увлекает темой, с его героями не хочется расставаться… Даже если не начнешь сочинять «а дальше было так». Даже если спокойно закроешь книгу. Рассказ короток, а рождает много важных вопросов: о себе, о людях, о мире, о сложности и простоте. Что самое драгоценное – на заданные вопросы тут же и отвечает. Таков сборник рассказов, очерков, статей и писем Алексея Толстого «Русский характер». В него вошли пронзительные своей человечностью «Рассказы Ивана Сударева» - фронтовые солдатские истории. Сказочные и, одновременно, однозначно реальные. Достаточно прочесть рассказ «Русский характер», давший название всему сборнику. Русский красавец-богатырь танкист был спасен из пылающей боевой машины. Остался жив, но лицо обгорело до костей. Было сделано множество пластических операций. Медицинская сестра, поднесшая зеркальце танкисту тайком тихо вытирала слезы. Танкист взглянул на свое отражение и убрал зеркальце. Он вернулся на фронт. Все так же геройски сражался – богатырем русским быть не перестал. Было лишь одно но - его ждали с войны родители и невеста. «Приехать к ним уродом» он не мог. Что делать? Танкист приехал домой в предоставленный отпуск, но не признался, что это он – их сын и жених. Что же родители? Материнское сердце? Девичья верная любовь? Напомню – рассказ называется «Русский характер». Герои рассказа проявили именно его – русский характер – до сих пор не разгаданный, не сформулированный, по полочкам не разложенный. Не поддается.

Пишут, что во Франции раскупили книги Достоевского с целью наконец-то разгадать «русскую душу», « русский характер». Чтобы получить ответ на вопрос, вопрос надо задавать «правильному адресату». Достоевский тут не помощник. Пушкина надо читать. Толстого, вернее – всех трех Толстых. Бунина, Шолохова, Астафьева, Симонова, Твардовского… Много кто написал о русском характере. А это означает что? Это означает – русский характер не сказочная фигура речи, а самая реальная реальность. Однозначно.

 

Наталья МУСТАЕВА,

ведущий библиотекарь

отдела обслуживания ЦБ имени Е. И. Аркадьева

Саба Тахир «Уголек в пепле»

 

Героическая сказка о дружбе, любви и испытания судьбы. Действие происходит в Империи. Лайя - главная героиня - пытается спасти старшего брата. Для этого она совершает первый невозможный шаг – тайно пробирается в Военную академию. Следить за ее перемещениями-приключениями чрезвычайно интересно и увлекательно. Особенно с момента появления главного героя – лучшего солдата академии Элиаса. Как в сказке пути двух героев пересекаются, переплетаются, препятствия, возникающие на пути к цели, только сильнее притягивают их друг к другу. Империя – жестока. Судьбы влюбленных – нерасторжимы. Саба Тахир – замечательный рассказчик. «Уголек в пепле» - первый роман цикла. Приключения – начинаются и продолжаются.

 

Наталья МУСТАЕВА,

ведущий библиотекарь отдела обслуживания ЦБ имени Е. И. Аркадьева

Артуро Перес-Реверте «Сид»


О национальном испанском герое Эль Сиде Кампеадоре – кастильском дворянине Родриго Диасе де Вивар – сложено много легенд, стихов, сказаний. «Последний рыцарь», олицетворение благородства и доблести родился в очень далеком 1040 году, а величие и слава его живы: Родриго Диас и вновь и вновь воспевается писателями, поэтами, драматургами, композиторами, мультипликаторами.
Нам известны: средневековый эпос «Песнь о моем Сиде», пьеса Гильена де Кастро, трагедия Корнеля «Сид», опера Массне, поэма Роберта Саути «Хроника Сида»…
В 2019 году мир познакомился с еще одной вариацией на тему испанского национального героя. Это был новый роман Артуро Перес-Реверте «Сид».
«Этот Сид – мой», - предваряет повествование автор, и читатель вправе рассчитывать на суровый, стройный, легкий слог повествования, динамичное переплетение приключений, драматических событий, нежной романтики, благородства подвига и чистоты. И читатель не будет обманут.
Со страхом перед масштабом явления (и фигуры Сида, и, пусть всего лишь фрагмента испанской средневековой истории), но движимая любовью к творчеству автора… я прочла. Читала в восхищении перед всем перечисленным в предложении выше. Рекомендую к прочтению. Почему?
В повествовании (это именно роман, а не документ) в выдержанных пропорциях смешаны и легенды, и быль, и правда и выдумка, а самое главное – с первых слов ощущается отношение автора к герою. И прочесть стоит из-за одного только этого – совместного переживания-проживания событий книги вместе с автором и главным героем.
Рассказ начинается с 1079-1080 года – времени изгнания Эль Сида из Кастилии. Эль Сид – главнокомандующий кастильской армией, настолько популярен в народе, что вызывает зависть самого кастильского короля Альфонсо. Сид – изгнан. И идет на службу к эмиру Сарагосы…

 

Наталья МУСТАЕВА,

ведущий библиотекарь отдела обслуживания

ЦБ имени Е. И. Аркадьева

Фрэнк Герберт «Дюна»

 

Роман впервые издан в 1965 году – фантастическое количество лет тому назад для произведения, которое воспринимается современно. Действие в романе происходит двадцать тысяч лет спустя даты написания. Во время чтения романа меня не отпускало ощущение глубокой древности происходящего, а еще присутствовал постоянный скрининг: неосознанные поиски двойника – книги, в которой все это уже было описано когда-то.

Главный герой «Дюны» - юный Пол из Дома Атрейдес. Его отец – благородный герцог Лето – был послан Императором на планету Арракис (она же - Дюна) на смену хитрым, коварным представителям Дома Харконненов. Отец погиб. Пол был вынужден не только защитить мать и сестру, научиться выживать в суровых условиях. Он стал своим для свободных жителей чужой планеты, оседлал песчаного червя, победил врага и не утратил ни благородства, ни душевной чистоты Атрейдесов.

Планета Дюна – ключевая планета Империи. Только здесь есть пряность – меланж. Пряность «волшебная»: 1) позволяет без сложных технических приспособлений вести космические корабли через пространства и расстояния; 2) замедляет человеческое старение. Меланж «производят» песчаные черви – хищные обитатели планеты-пустыни. Этот факт станет ключевым в борьбе за власть между двумя Домами.

Главная ценность для обитателей планеты Дюна – вода. Ее не только берегут. Ее «добывают» из выделений живого человека, из тел умерших перед обрядом погребения.

Кроме борьбы за власть (интриги, предательства, убийства) между двумя Домами в романе присутствует линия мистически-лабораторная (Пол рожден в результате «особенного» эксперимента-пророчества и обладает способностями предвидения, предчувствия и т.п.). Расписана техника манипуляции общественным сознанием. И вообще… повествование очень объемное (во всех смыслах), многофигурное, иногда жестокое. Для меня жестокость началась в момент появления трубок. Прибыли прекрасные люди, с прекрасной планеты… и получили трубки. Прекрасные люди, по воле, по прихоти Императора выбранные на роль жертвы и посланные на Дюну. Вот один из уроков книги: надо уметь принимать судьбу, вернее, найти, воспитать в себе силы быть смелым, чтобы принять свою судьбу. И таких уроков в этом романе – море. Читатель уже выучивший эти уроки – может просто следить за приключениями и поворотами сюжета.

А я все-таки поняла про ощущение древности и книгу-двойника. Ответ прост: Древний Египет, Болеслав Прус «Фараон».

 

Наталья МУСТАЕВА,

ведущий библиотекарь отдела обслуживания

ЦБ имени Е. И. Аркадьева

«Имя этой теме: любовь!»

 

19 июля 1893 года в Багдади родился Владимир Маяковский. Вряд ли кто-то оспорит его место в мировой поэзии. Вряд ли кто-то скажет: «Мало о нем написано, мало!» Но есть в этом стройном парадном ряду одна книга, которая выделяется. Очень выделяется, хотя мало приметна, хотя больше, чем какая другая - именно о Маяковском. О живом Маяковском. Не о любящем. О любимом.

Сборник воспоминаний женщин, когда-то бывших частью жизни великого поэта (с юных дославных его времен), любивших его, даже когда Маяковский их оставлял, одну за другой. Это очень искренние строки, иногда до беззащитности. Абсолютно не выспренние (Софья Шамардина, Наталья Брюханенко), вызывающие и снисходительную улыбку к зависти и ревности на всю жизнь (Эльза Триоле) и грусть, сочувствие к непроходимости (Вероника Полонская). Они позволяют увидеть за гигантским образом «агитатора, горлана, главаря» маленького человека, который мучил других, мучился сам… А меня, уже в который раз при чтении биографий гениев и русских, и зарубежных, мучит вопрос: «За что же их так? Почему за гениальность – жестокая расплата? Ведь гений – не зло». То ли вопрос – риторический, то ли сформулирован неверно. Время покажет. А книгу воспоминаний рекомендую прочесть всем, даже тем, кто о Маяковском еще не слышал.

 

Наталья МУСТАЕВА,

ведущий библиотекарь

отдела обслуживания ЦБ имени Е. И. Аркадьева

Милан Кундера «Невыносимая легкость бытия»


Никогда не думала о том, что возьму и прочту этот роман. Видеть – видела. Слышать – слышала. Читать? Да что вы! Там же с самых первых строк такие спорные утверждения… А если с автором не согласна так сразу, а если каждое слово в фразе как стоп-сигнал и шлагбаум: смотришь и… возмущена. И чтобы продолжать чтение – требуется понять, дабы принять. Так читать… стоит ли?
Прочла. Со второго захода, но прочла, и разделяющее-отрицающее «но» в данном случае растворяется в туманной дали вместе с предубеждением, неприятием, непониманием. Остается лишь грусть. Я бы добавила, что еще остается вопрос про смысл жизни, но на этот вопрос ответ я знаю. Так что... Грусть.
Конец 1960-х, Прага. Успешный хирург Томаш живет ради: 1) работы; 2) женщин. Вдруг в его жизни возникает Она – Тереза. Приезжает к нему в столицу, с нелепым чемоданом, сразу же сваливается с простудой и… Они поженились.
Томаш Терезу любит, но свой образ жизни менять не намерен.
Тереза Томаша любит и боится потерять свою новую жизнь. Эта жизнь ей кажется зыбкой, нереальной. Она прощает измены. Она ищет себя. У нее получается фотографировать. В 1968 году – Тереза делает снимки на улицах, продает фотографии самым известным зарубежным журналам.
Томашу предлагают работу в Цюрихе, но надолго Тереза там не осталась, вернулась. Вслед за ней, потеряв все шансы не только на карьеру, но и остаться практикующим хирургом, вернулся Томаш. Они живут в деревне. Невыносимая легкость бытия.
Милан Кундера утверждает, что если каждый человек на земле живет лишь один раз, то можно считать, что человек и не живет вовсе. «Единожды – все равно, что никогда». Наша жизнь случайна. Всем правит случай. Посему не надо придавать вес своим решениям, поступкам, выборам. Не думать. Легче, легко, легче легкого. Если постоянно раздумывать о возможных последствиях – настигнет невыносимость. Бытия.
Книгу – на полку любимых.

 

Наталья МУСТАЕВА,

ведущий библиотекарь

отдела обслуживания ЦБ имени Е. И. Аркадьева

Донна Тартт «Тайная история»

 

Толстая книга, или скорее - пухлая. Заявленный жанр: психологический триллер. Обстоятельства: престижный колледж в Новой Англии, Хэмпден; шесть студентов колледжа, занимающееся изучением древнегреческого и экспериментирующее с вседозволенностью и играми в людей. Элитарный руководитель курса, зачастую выступающий провокатором. Герой: молодой человек, который благодаря своему упорству попал в элитную группу студентов. Чужак, но с поразительным для них знанием древнегреческого языка. Чужак, который начинает считать себя другом этих удивительных студентов, но понимает, что в него сыграли и игра эта жестока. Античность – как форма наивысшего изящества мысли, формы, слова. Полностью погрузившись в этот мир - давно ушедший, но так привлекательный своей необычайностью – студенты начинают чувствовать себя некими высшими существами, которым дозволено, если не все, то очень многое. В результате - страшное преступление. Попытки избежать наказания. И очень много психологии: воспитания, дружбы, любви, предательства, прощения, наказания. «Тайная история» любви, дружбы и преступления перестала быть тайной, так как превратилась в роман. В книгу. Пухлую.

Это первый роман американской писательницы (опубликован в 1992 году), основанный на ее автобиографическом опыте. Донна Тартт закончила курс «классической филологии» в престижном колледже, получила не только престижное образование, но и знакомство с автором «Американского психопата» Бретом Истоном Эллисом. Первоначальное название романа – «Бог иллюзий».

 

Тайная история: роман / Тартт Донна; перевод с английского Бородкина Д., Ленцман Н. — Москва: Иностранка, 2008. — 702 с. — (Super). — ISBN 978-5-94145-486-0: 302.91

 

Наталья МУСТАЕВА,

ведущий библиотекарь отдела обслуживания

 ЦБ имени Е. И. Аркадьева

Николай Лейкин «Наши за границей. Юмористическое описание поездки супругов Николая Ивановича и Глафиры Семеновны Ивановых в Париж и обратно».

 

Одна из четырех книг цикла про путешествия русского купца и его молодой жены «по заграницам». Они различны лишь маршрутами, а вот общая тональность и стиль изложения – равны и равно приятны. То, что нужно для того, чтобы самую малость порадоваться жизни и стране, в которой живешь. Более ста лет прошло, а мало что изменилось: мы по-прежнему «шапками всех закидаем», и все нам на чужбине странно, диво и не то, и чужбина нам нужна лишь для того, чтобы похвастаться перед знакомыми (и я там был, гляди-ка), и по России мы начинаем скучать почти сразу как за ее границы выезжаем. И это… мило.

Знакомство с путешественниками Ивановыми начала с их парижского вояжа. По хронологии это не первая книга цикла, но мне это не помешало. Я прочла все. Полюбила героев мгновенно и радовалась общению с ними на протяжении всех европейско-турецких историй. Наверное - это сатира на необразованных россиян, посещающих заграницы. Наверное – это упрек в невежестве. Для меня же эти книги стали чем-то вроде теплого пледа и доброй улыбки. Улыбки не насмешливой, а умиленной. Это не познавательное чтение и не психологическое. Чтение как глубокий вздох чего-то давно забытого, родного и… смешного. Единственный минус – завершение завершающей книги, когда Глафира Семеновна взяла и «набарселонилась».

 

Наши за границей : Юмористичекое описание поездки супругов Николая Ивановича и Глафиры Семеновны Ивановых в Париж и обратно / Лейкин, Николай Александрович. — Москва : Центрполиграф, 2017. — 382 с. — (Наши едут по европам). — 12+. — ISBN 978-5-227-07652-6 : 360.00

 

Наталья МУСТАЕВА, ведущий библиотекарь отдела обслуживания ЦБ имени Е. И. Аркадьева

Анна и Сергей Литвиновы «Тебя убьют первым»

 

Продолжение цикла «Высокие страсти».

Вика, вернувшись после отсидки в СИЗО, выстраивает жизнь заново. Работа, семья, путешествие и… новое расследование то ли шпионского заговора, то ли убийств на почве ревности. Все встанет на свои места, сформулирует причины и следствия, приведет добро и зло к нужным знаменателям и обретет ясные перспективы лишь в финале. На то это и детектив. С космическим настроением.
Однажды в полночь Вике позвонил сводный брат Сенька. Он предложил отправить общих дедов в прошлое – в ракетное байконурское прошлое, где молодые Владислав Иноземцев и Радий Рыжов были непосредственными участниками космических программ СССР. Вика и Сенька (в качестве сопровождающих дедов) тоже отправляются на Байконур.
Эпоха первых космических стартов предстает подробно - в деталях и личностях. Рассказывают: экскурсовод, сопровождающий, Иноземцев и Рыжов… Под эти истории и происходит первое убийство – бывшего сослуживца дедов, который рассказал историю похищения государственных масштабов и собрался отдать секретные документы Рыжову. Вика, которая к тому времени погрузилась в личные любовные переживания, вынуждена искать ответы на «преступные» вопросы. Вскоре две линии: любовная и преступная сплетутся в одну – кровавую. А Вика?.. Есть шанс, что выживет и на этот раз.

 

Наталья МУСТАЕВА, ведущий библиотекарь отдела обслуживания ЦБ имени Е. И. Аркадьева

Федор Достоевский «Крокодил. Необыкновенное событие, или Пассаж в Пассаже»

Крокодил проглотил чиновника. Целиком. Чиновник, Иван Матвеевич, жив и доволен тем, что привлек к своей особе внимание. Он уверен – теперь в его силах стать оракулом и светочем мудрости. Вещатель из недр крокодила – всеобщий кумир. Теперь он проживет тысячу лет, вот только одежда… Была бы одежда не из русской ткани, а из английской – жить ему намного дольше.

В 1860-х годах писатель дискутировал с демократической, либеральной и консервативной журналистикой: «Современником», «Русским словом», «Русским вестником» (М. Н. Катков), «Голос» и «Отечественные записки» (А. А. Краевский). Главный герой «Крокодила» декламирует синтез концепций – концепций теоретических, абстрактных, оторванных от действительности.
Первая публикация «Крокодила» (1865 год) вызвала резкие отклики. Прозвучали обвинения в сатирической насмешке над сосланным в Сибирь Н. Г. Чернышевским. Достоевский открыто выступил в печати: «Значит, предположим, что я, сам бывший ссыльный и каторжный, обрадовался ссылке другого «несчастного»; мало того – написал на этот случай радостный пашквиль. Но где же тому доказательства: в аллегории? Но принесите мне что хотите… «Записки сумасшедшего», оду «Бог», «Юрия Милославского», стихи Фета – что хотите – и я берусь вам вывести тотчас же… что тут именно аллегория о франко-прусской войне или пашквиль на актера Горбунова…»
В «Дневнике писателя» (1873 год) Достоевский рассказывает, что написал «фантастическую сказку, вроде подражания повести Гоголя «Нос» оттолкнувшись от факта: «в Пассаже какой-то немец… показывал за деньги крокодила».

«Стоит только уединиться куда-нибудь подальше в угол или хоть попасть в крокодила, закрыть глаза, и тотчас же изобретешь целый рай для всего человечества».

 

Наталья МУСТАЕВА, ведущий библиотекарь отдела обслуживания ЦБ имени Е. И. Аркадьева

 Маркус Зусак «Я – посланник»

 

Эд Кеннеди – обычный парень. Он ничем не отличался от окружающих, пока неведомые силы не назначили его в «посланники»: периодически он получает по почте карту с указанием адреса (куда пойти) и поступка (что сделать). Кто-то не обратил бы внимания на подобные послания, кто-то решил бы, что это шутка, кто-то отправился бы с такими письмами в полицию… Кто-то... но не Эд. Эд послушно выполняет миссию за миссией. Каждое такое «дело» привносит в его жизнь плохое или хорошее, отчасти меняет восприятие мира и отношение к окружающим. Эд Кеннеди словно проходит ускоренный курс «школы жизни» и, помогая другим – помогает самому себе. Очень банальная тема, но как показывает жизнь, именно банальности и составляют правду жизни, которую все постоянно ищут, но никак не найдут.

 

Наталья МУСТАЕВА, ведущий библиотекарь отдела обслуживания ЦБ имени Е. И. Аркадьева

Мари Хермансон «Человек под лестницей»

 

В прекрасном современном городе живет счастливый человек. Счастливый, потому что у него все есть: обожаемая семья, прекрасная работа, двухэтажный дом. Живет человек и радуется. Вернее – жил и радовался. Как-то ночью он спустился в кухню и увидел вольготно расположившегося незнакомца. «Это мой дом!» - сказал счастливый человек. «Этот дом – мой!» - ответил наглый незнакомец. Так пропало счастье, и начались судороги кошмара: главный герой пытается выяснить и понять, что происходит. Как возможно, чтобы в каморке под лестницей его дома все это время жил человек и не просто жил, а считал себя главным. Кто он? Домовой? Призрак? Но для мистического существа - чересчур реален, да и жена, кажется ему симпатизирует, а дети… дети стали чужими и злобными.

У кого-то «скелет в шкафу», у кого-то «человек в каморке»… «каждая несчастливая семья несчастлива по-своему». Может быть, стоит просто вернуться к началу истории и посмотреть – правдой ли было то счастье или призраком.

 

Наталья МУСТАЕВА, ведущий библиотекарь отдела обслуживания ЦБ имени Е. И. Аркадьева