Мы используем cookie. Во время посещения сайта МБУ "ЦБС городского округа Сызрань" вы соглашаетесь с тем,
что мы обрабатываем ваши персональные данные с использованием метрических программ. Подробнее

Централизованная библиотечная система
городского округа Сызрань
Начало
Электронный каталог
RSS канал
Вконтакте

КНИГА НЕДЕЛИ

ПРОЧИТАНО
 




<<   Август 2022   >>

ПНВТСРЧТПТСБВС
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
Что больше всего понравилось Вам в модельных библиотеках?

Новые книги
Мероприятия
Информационные ресурсы (НЭБ, НЭДБ, ЛитРес)
Интерьер (оформление, мебель, арт-объекты и др.)
Мультимедийное оборудование



Всего голосов: 8
Результат опроса


Начало раздела > Афиша

Литературные обзоры

Праздничный обзор «РИТОРИЧЕСКИЙ ВОПРОС»


В июне – день рождения Александра Сергеевича Пушкина. В июне – началась Великая Отечественная война. Разные эпохи, разные интонации… Разные? Почему же разговор о Великой Отечественной войне будет неполным без потрепанного томика Пушкина в солдатском вещмешке? Что мы – без памяти о Победе и поэзии пушкинских строк?  Какой камертон через столетия соединяет разные разности в гармоничном звучании? Есть ли ответ на эти вопросы в книгах? В книгах о войне и Александре Сергеевиче Пушкине.

 

«В первые дни обороны разговор среди солдат был только один — про Пушкина. Особенно про то, как его мытарила жизнь, как его убили. И вот тут я должен вам сказать, что лучше всех про Пушкина рассказывал наш командир, женщина она была, — повествовал ветеран. — Я больше года с нею вместе служил. …Когда встали под Михайловским, добавляла: «Скоро войне конец. Александра Сергеевича Пушкина зачислим в нашу пушечную часть!» Она очень стихи любила… Иной раз вечером сидим в глухом блиндаже, под покровом пяти накатов толстенных брёвен, сидим, как дети перед учительницей… А она нам стихи Пушкина читает, письма его к своим друзьям, брату, товарищам, писанные в Михайловском. Тогда всем командирам вышло приказание от командующего фронтом: во время затишья побольше читать бойцам сочинения Пушкина и рассказы о нём».
Семен ГЕЙЧЕНКО, «Пушкиногорье»

«С 10 февраля по 20 февраля в городе проводится Пушкинская декада в связи со 106-й годовщиной со дня смерти великого русского поэта. Во всех клубах и школах города будут проведены литературно-художественные вечера писателя-орденоносца И. А. Новикова. В программе вечеров: вступительное слово «Пушкин в России», главы из нового романа «Пушкин на юге». На входных билетах - слова Пушкина: «Да здравствует солнце, да скроется тьма!» Ниже написано: «Весь сбор с вечера поступает на покупку боевого самолета «Александр Пушкин».
Заметка в газете «Каменск-Уральский рабочий»
1943 год
__________
Писатель Иван Алексеевич Новиков во время Великой Отечественной войны жил и работал в Каменск-Уральске, издал свою книгу «Пушкин на юге», а в феврале 1943 года читал главы из нее на вечерах памяти А. С. Пушкина. Когда таким образом было заработано сто тысяч рублей – Николай Алексеевич отправил телеграмму И. В. Сталину с просьбой принять деньги «на боевой самолет «Александр ПУШКИН». Пусть боевой самолет, носящий гордое имя «Александр Пушкин», примет участие в освобождении от неистового врага нашей родной земли».
Самолет был построен: 23 июня 1943 года истребитель ЯК-9 «Александр Пушкин» был вручен командиру эскадрильи капитану Юрию Горохову. На тот момент летчику исполнилось 22 года, он совершил 300 боевых вылетов, сбил 14 вражеских самолетов, а еще… он любил пушкинскую поэзию.

 

«Час тому назад мы вернулись в Ленинград из Пушкина.
Мы приехали в город через несколько часов после его освобождения и были едва ли не первыми «гражданскими» ленинградцами в Пушкине. Нас ездило семь человек на «репортажке» Ленинградского радиокомитета — четверо сотрудников радиокомитета, артист Ю. Калганов, пушкинист В. Мануйлов и я.
Нам завидовали отчаянно, и мы понимали это: для ленинградцев нет места, любимого более нежно, чем Пушкин. У редкого ленинградца не связано с этим зеленым, уютным, милым городком самых светлых личных воспоминаний… И все это было неразрывно и прекрасно слито со светозарной поэзией Пушкина, с вечной его юностью…
…Пушкин лежал в развалинах и ни одного человека, ни одного не встретили мы на своем пути. Немцы не оставили в Пушкине русских людей. Кого замучили и убили, кто умер от голода, кого угнали в Германию. Никому из пушкинцев не пришлось дождаться дня освобождения в своем городе.
…но Лицей все же цел, и лицейская церковь цела — и это просто удивительно! Мемориальные доски на Лицее на месте, и даже дощечка с надписью на русском языке, дощечка, висящая у Лицея еще с мирного времени: «Автобус № 3, Пушкин — Ленинград» — непостижимым образом осталась цела. Она скоро опять пригодится нам — ведь путь от Пушкина до Ленинграда вновь свободен! Но в ограде — пустой гранитный постамент: статуи юноши Пушкина, мечтавшего на скамье десятки лет, — нет. Постамент пуст и похож на надгробье…


Вошли — и сердце дрогнуло… Жестоко
зияла смерть, безлюдье, пустота…
Где лебеди? Где музы? Где потоки?
С младенчества родная красота?
Где наши люди — наши садоводы,
лелеявшие мирные сады,
где их благословенные труды
на счастье человека и природы?
И где мы сами — прежние, простые,
доверчиво глядевшие на свет?
Как страшно здесь… Печальней и пустынней
селения, наверно, в мире нет.
…И вдруг в душе, в ее немых глубинах,
опять звучит надменно и светло:
«Все те же мы: нам целый мир чужбина,
Отечество нам Царское Село».

Ольга БЕРГГОЛЬЦ, «Мы


«Уже давно ходили слухи, что место, где зарыт «Пушкин-лицеист», фашисты обнаружили, что памятник погиб, пропал, украден… Юный Пушкин был здесь!
Справа от пьедестала в неглубокой яме виднелась его кудрявая голова. Он был цел и невредим. Но вынуть его из укрытия еще не решались. И только в этот праздничный день, день рождения Пушкина, была отрыта голова статуи.
Из черной, обожженной боями и пожарами земли возникало лицо, юное, мечтательное, гордое, казалось, мы и не видели его раньше таким…
Кто-то бросил незабудки на черную землю. Все молчали. А Пушкин, по-прежнему склонив голову на руку, смотрел задумчивым взглядом на страшные следы войны, на наши склоненные лица. И каждый старался поймать этот взгляд».

Ольга БЕРГГОЛЬЦ


«Мы писали сочинения, ходили в кино, спорили о прочитанных книгах. Мы не объяснялись друг другу в любви, но нам было так хорошо вместе. Валя познакомил меня с актерами, которые снимались в фильме «Юность поэта», – Толей Мурузиным, сыгравшим роль Пущина, Яном Парамоновым – Кюхлей, Славой Сушкевичем – князем Горчаковым, Олегом Липкиным – Дельвигом. И его друзья стали моими друзьями.
Какие это были прекрасные ребята! Они мечтали писать о Пушкине, ставить в театре его произведения, играть в пьесах о нем. Это были планы на будущую взрослую долгую жизнь… Эти мальчики любили рассказывать о том, как по окончании съемок фильма они собрались в ленинградской гостинице «Астория», чтобы попрощаться, и, расставаясь, каждый оставил в своей записной книжке торжественную клятву: «Именем Пушкина клянемся ровно через пять лет, 27 января 1942 года, встретиться здесь же, в Ленинграде, в «Астории», всем лицейским братством. «Друзья мои, прекрасен наш союз, он как душа неразделим и вечен!» И подписи…
Я прочитала эту клятву в записной книжке Валентина Литовского…
…Вале Литовскому было шестнадцать, когда к нему пришла слава. Фильм «Юность поэта» был удостоен Золотой медали в Париже. Газеты, отмечая успех фильма, писали: «На долю пятнадцатилетнего ученика 25-й Московской образцовой школы выпала славная и трудная доля: быть по плечу – и не только внешне, но и внутренне – молодому Александру Пушкину. Его работа в фильме – удача для него, удача молодого режиссера Народицкого… Литовский вжился в своего, именно своего Пушкина: он очень похож – и не только, вернее – не столько обликом, хотя сходство крайне велико, – сколько поведением. Мы, не видевшие Пушкина, не смеем говорить – «похож», но можем сказать – «таким мог быть Пушкин»…
Пали смертью храбрых почти все лицеисты того фильма. Впрочем, и после смерти они продолжали воевать».

Лидия ЛИБЕДИНСКАЯ, «Зеленая лампа»

__________

Роль Пушкина-лицеиста в фильме «Юность поэта» исполнил Валентин Литовский – на тот момент пятнадцатилетний учащийся одной из школ Москвы. Лидия Либединская, оставившая воспоминания об однокласснике, сидела с ним за одной партой. В июне 1941 года двадцатилетний Валентин Литовченко ушел на фронт и вскоре погиб смертью храбрых.


После марша и ночной атаки
Нашу роту посетила грусть;
нам под Банской Штявницей словаки
Пушкина читали наизусть.
Можно встретить в Вене земляка,
без вести пропавшего в июне.
Вот была же встреча накануне
с братом у счастливого стрелка.
Но когда мы с Пушкиным вдали
Свиделись негаданно-нежданно,
о чужбине песню завели,
и Россия встала из тумана.

Семен ГУДЗЕНКО
апрель 1945 года


«На концерте должен был присутствовать весь штаб армии. Зал был переполнен: генералы в полной парадной форме… офицеры, солдаты. Свое выступление я начала с повести Пушкина «Метель». Звучали строки, посвященные окончанию Отечественной войны 1912 года: «Между тем война со славою была кончена. Полки наши возвращались из-за границы. Народ бежал им навстречу… Время незабвенное! Время славы и восторга! Как сильно билось русское сердце при слове Отечество! Как сладки были слезы свидания!..» И вдруг я вижу, что сидящие в первых рядах генералы начинают подниматься со своих мест, потом встают сидящие за ними офицеры, солдаты… вот уже весь зал аплодирует стоя. Так велика была гениальная сила вдохновенных пушкинских строк!»

Нина МИХАЙЛОВСКАЯ
(о своем выступлении в Берлине 5 мая 1945 года)


Любить поэзию легко
В благоухающих гостиных,
Когда шипит «Мадам Клико»
И взоры барышень невинны.
Но в гневе, боли и тоске
Она в атаку шла ночами
В солдатском стареньком мешке
У пехотинца за плечами.
И Пушкин властвовал тогда,
Коптилки светом оживлённый.
Была война, была беда,
И рушились на землю тонны
Железа, смерти и огня,
И только души были живы,
И не было за дымом дня,
И в ровный гул сливались взрывы.
Мы с Пушкиным спасли страну,
Учились верности и чести
И не одну еще войну
С поэтом выиграем вместе.

Ярослав КАУРОВ
__________
««От Ленинграда до Берлина». Пушкин».
(надпись на рейхстаге, весна 1945 года)

«Я оставил однотомник, с которым не расставался с самых школьных времен… в домике на окраине города, рассчитывая к вечеру вернуться с передовой. Я и вернулся, но домика уже не существовало. Я очень тужил об этой потере. Пушкин был необходим мне на войне, как фронтовой товарищ…
Прилетев через несколько месяцев на короткий срок в Москву, я бросился искать возмещение своей потере и с немалым трудом достал новый том Пушкина, вновь обрел необходимого постоянного собеседника для редких и кратких часов фронтового одиночества.
Пушкин… зачитанный, с пожелтевшими страницами, дошел со мной до Берлина. И если быть точным - это я с ним дошел и с ним вернулся, чтобы всю жизнь учиться, всю жизнь открывать в известном и знаемом наизусть все новые и новые чудеса, мысли и образы».

Евгений ДОЛМАТОВСКИЙ, «Записки поэта»


С Днем рождения, Пушкин! Спасибо тебе за жизнь, за открытия в известном и неизвестном, за чудеса, волшебство, за мысли и образы! За не постоянное присутствие, но за безусловную любовь.

 

Наталья МУСТАЕВА, ведущий библиотекарь отдела обслуживания ЦБ имени Е. И. Аркадьева

Страницы: Пред.  1, 2, 3 ... 16, 17, 18, 19, 20, 21  След.


Распечатать Переслать

Вернуться назад









  
   
 
  
 
  
 



 
      


   
 
 
 

    
 

446001, Самарская область, г. Сызрань, ул. Советская, 92
тел. (846-4)98-70-54, факс (846-4)33-43-39
lib.syzran@yandex.ru
Размер шрифта:      Цветовая схема:      Изображения: