Централизованная библиотечная система
городского округа Сызрань
Начало
Электронный каталог
RSS канал
Вконтакте

<<   Ноябрь 2018   >>

ПНВТСРЧТПТСБВС
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Как Вы оцениваете качество оказания услуг в библиотеке?

5 баллов
4 балла
3 балла
2 балла
1 балл



Всего голосов: 31
Результат опроса
Администрация г.о. Сызрань


Начало раздела > Краеведение > Литературная жизнь города

Алексей Толстой и Самара
ТОЛСТАЯ А. Л., ТОЛСТОЙ А. Н.- БОСТРОМУ А. А.
26 августа 1897 г. Сызрань
Дорогой Лешурочка.
 мы и в Сызрани! Ехала я сюда с таким чувством, будто меня послали в ссылку, а теперь огляделась, устроилась — ничего1. Только не знаю, когда тебя увижу? Чать, выберешься поскорее? Без тебя очень, дорогой мой, скучно и тошно.
Ехали мы отлично. На пароходе нам встретился мой сызранский знакомый Синявский и еще целая компания едущих в Сызрань. С Синявским я много разговаривала, и он мне очень понравился своим отношением к покойной тетке, Наталье Степановне, должно быть, он хороший человек2. В Сызрань приехали мы часов в 9 вечера и очень долго провозились с багажом. Проклятые извозчики совсем не умеют обращаться с вещами, уронили мою кровать и немного попортили сетку. Но это не мешает мне вполне наслаждаться на ней отдыхом, несмотря даже на скверный мочальный тюфячок, который лежит на ней. Вчера, в понедельник, мы встали очень рано, Леля сбегал к портному, живущему недалеко, и явился ко мне в форме. Портной сшил платье очень хорошо, сидит на Леле прекрасно, он в нем очень строен и красив, особенно с белым воротничком. Платье он бережет, и вчера, как пришел, тотчас снял его. Пришел домой из училища Леля такой усталый, что после обеда лег и заснул. У них занимаются по пяти часов в день. Француз3 его заставлял читать и сказал, что он будет хорошим учеником! Каково? Я смотрела по учебнику4, оказывается, мы с Лелей прошли даже больше, чем нужно. Ура! Только Леля уверяет, что ничего не помнит. Три дня праздника на этой неделе5 он употребит на то, чтобы подогнать товарищей. Учителя ему нравятся, говорит, что с ними весело заниматься и все понимает, что объясняют. Сегодня опять встали в 7 часов, в 8 — пили чай, и Леля поспешил в училище. Сегодня геометрия. Как-то он поймет первый урок? Без него прошли введение к геометрии, вчера я с ним читала его и сама не поняла одно место, а остальное он выучил. Далось ему легко: раз прочел сам, да раз со мной и потом сказал совершенно верно. Вчера же дома сделал алгебраическую задачу и говорит: каково, я еще кое-что помню!
<...> Я еще не успела купить себе Маркса 2-ю часть, Если хочешь, чтобы я тебя крепко, крепко расцеловала, то купи его мне6. Впрочем, тебя этим не соблазнишь, ты знаешь, что, как приедешь, и без Маркса, так все равно я тебя целовать буду, сколько влезет.
Вчера ходила в библиотеку, подписалась. Библиотека — жалостная, только что журналы есть, а остального очень жидко7. Хотела взять “Социологию” Спенсера — нет8. Читают все больше журналы. Взяла в руки “Самарскую газету” просмотреть, ан там мой рассказ, должно быть, разбили на три раза9. Дружочек, собери эти номера и спрячь ко мне в бюро.
Сейчас, проводивши Лелю в училище, ходила и смотрела Большую улицу, толкучку. Город — ничего себе, бойкий, торговый, все достать можно. Колбасная отличная (их несколько, но одна хороша). Даже аптекарский магазин есть, а это уже просвещение. По Большой улице постоянная езда, так что приходится привыкать к трескотне.
<...>Вчера нас кормили хорошо. Правда, очень просто, но провизия свежая, мясо отличное, обед не переварен, не пережарен и, кажется, будет разнообразие: вчера были котлеты с гарниром, сегодня — плов с курицей; только мне очень уморно ждать Лелю с обедом. Он приходит в половине третьего. Все животики подведет. Надо будет купить кофейник и по утрам пить кофе. Вот посмотрю, какое будет молоко, велела горничной достать горшочек в 5 копеек.
После усталости и мотанья я чувствую большую слабость и поэтому отлеживаюсь.
Дорогой Лешурочка, привези с собой твой патретик, а то очень без него скучно. Также в Лелиной библиотеке (правый шкаф, внизу) найди книгу “Рассказы для детей по Плутарху” или что-то вроде этого, там про разных древних римлян10. И еще Диксионеры, русский и немецкий11. <...>
Твоя Саша.
Повторяю свой адрес: Сызрань, Большая улица, №№ Маркова, № 3. Тург[енева]-Бостр[ом].
Дорогой папочка, 1000 раз целую тебя, приезжай скорей. Хожу 2-й день в училище, и все еще благополучно.
Твой Леля.
Печатается по подлиннику (КЛМ, № 22).
Несколько слов в конце письма А. Л. приписано рукой А. Толстого.
1 После того как в августе 1897 года А, Толстой при поступлении в 4-й класс Самарского реального училища “получил 2 из ариф[метики] и из р[усского] и т. д.” (А. Л. Толстая — А. А. Бострому. 20 августа. КЛМ, № 21Ц/2), мать повезла сына в Сызрань. С 25 августа 1897 года Алексей Толстой приступил к занятиям в Сызранском реальном училище, в котором учился 1897/98 учебный год.
Сызрань, основанная в 1683 году, с 1781 года — уездный город Симбирского наместничества, а затем Симбирской губернии. Находится на правом берегу Волги при речках Воложке, Крымзе и Сызрани. Главная улица — Большая, По переписи 1897 года, имела 32377 жителей.
Город вел значительную торговлю хлебом и славился своими мельницами, кожевенными заводами н кузнецами.
В 1897 году в Сызрани было 14 церквей, 2 монастыря, реальное училище (с 1873 года), женская гимназия, духовное училище, 3-классное городское училище, частная школа, 8 приходских школ, 2 церковно-приходские, начальная школа. Железнодорожная станция. Пароходная пристань.
2 Синявский Евгений Михайлович — редактор-издатель “Сызранского листка объявлений” (изд. с 1889 по 1906 год), владелец типографии, общественный деятель города.
3 “Француз> — преподаватель франц. языка Кленков П. Б.
4 “Я смотрела по учебнику...” — Речь идет об учебнике “Французский язык. Часть II” Кленце, употребляемом в 4-м классе реального училища.
5 “Три дня Праздника на этой неделе” — С 29 по 31 августа церковный праздник.
6 “...Маркса II часть”. — Речь идет о “Капитале” Карла Маркса. Сохранилась тетрадь А. Л., датированная 1897 годом, с выписками и заметками из этого произведения (ИМЛИ, № 6462).
7 В 1872 году по инициативе жителей Сызрани был проведен сбор пожертвований на создание городской публичной библиотеки, которая была открыта летом 1873 года. “За право чтения на дому всех находящихся в библиотеке изданий, кроме особенно дорогих иллюстрированных, которые можно рассматривать только в библиотеке, с каждого подписчика взимается в год — 6 рублей (Каталог Сызранской городской публичной библиотеки. Сызрань, 1897). В 1897 году библиотека имела 38 наименований ежемесячных журналов, 33 названия (разрозненные) — еженедельных. Худож., научно-попул. и др. литературы 2571 книга (из них для детей — 133 книги).
8 “Социология” Спенсера — работа Герберта Спенсера (1820—1903), английского философа и социолога, одного из родоначальников позитивизма.
9 Речь идет об очерке “Воскресный день сельского хозяина”, который был опубликован в 1897 году в трех номерах “Самарской газеты” (177, 183, 193).
10 “...найди книгу “Рассказы для детей по Плутарху” или что-то вроде этого...”. — Вероятно, имеется в виду один из сборников С. Н. Глинки (1776—1847), который в 1821 — 1823 годах издавал “Новое детское чтение” и “Плутарх для детей”.
11 Диксионер — словарь (лат).
 
ТОЛСТОЙ А. Н. - БОСТРОМУ А. А.
[29 августа 1897 г. Сызрань]
Дорогой папочка.
Мы сейчас получили твое письмо от зубного врача. Оказывается, что ему по нечаянности занес наше письмо почтальон, а он и распечатал его. Ученье мое идет хорошо, только вовсе меня не спрашивают. Мальчики в нашем классе все хорошие, не то что в Самаре, только один больно зазнается, сын инспектора, но мы его укротим. Подбор учителей там очень хороший, большей частью все добрые, и ученики их слухаются. Инспектор большой формалист и малую толику свиреп2. Только географ да ботаник больно чудны, а батька, вроде Коробки, сильно жестикулирует3. Математик там замечательно толковый и смирный4. Вообще это училище куда лучше Самарского.
Вчера весь день шел дождь и улица превратилась в реку. Жив и здоров. 100000 целую тебя
Твой Леля.
Изучаем геометрию, и я теперь очень горд, и [на] мелюзгу третьеклассников смотрю с пренебрежением.
Печатается по подлиннику (КЛМ, № 23).
Датируется по письму А. Л. Толстой - А. А. Бострому от 29 августа 1897 года; “Сейчас получила твое письмо от 28 августа из Самары. Как скоро дошло...” (КЛМ, № 211/3).
1 “..получили твое письмо от зубного врача”. — С июня по октябрь 1897 года в Сызрани во 2-м номере гостиницы М. М. Маркова принимал зубной врач Г. К. Крамер. Постоянного зубного врача в городе не было. Толстые, мать и сын, жили в 3-м номере.
2 Инспектором в 1897/98 учебном году в Сызранском реальном училище был Александров Александр Иванович.
3 Преподавателем географии был Иван Семенович Бронников, естественных наук — Николай Михайлович Романов.
“батька, вроде Коробки, сильно жестикулирует”. — Законоучителем в реальном училище был протоиерей Матвей Ефимович Ксанф.
4 “Математик там замечательно толковый и смирный”. — Речь идет о преподавателе математики Эммануиле Яковлевиче Вильковиском, имя которого будет неоднократно встречаться в последующих письмах.
 
ТОЛСТАЯ А. Л. — БОСТРОМУ А. А.
2 сентября 1897 г. Сызрань
Дорогой мой Лешурочка, дни мои проходят в том, что я сижу у себя в номере одна-одинешенька, поджидаю Лелю, читаю или работаю. Странно судьба складывается: точно мне суждено одиночество, мне, которую тянет к людям. А уж так тяжело одиночество полное, без тебя. Иногда вижу тебя во сне, будто я тебя потеряла или ты куда-то исчез. Читаю до боли в глазах. Журналы мне все кажутся такими пресными, наконец, добилась майскую книжку “Нового слова” и ожила: стало интересно, что ни статья, то забирает, положительно проглатываю книжку1. Как жаль, что Маркса у меня нет, я бы зачитывалась им в своем одиночестве, а теперь вижу во сне, что ты приезжаешь и привозишь мне Маркса. Когда-то это будет? т. е. что ты приедешь? Мне кажется, так давно, так давно я сижу здесь, а лишь вторая неделя идет. <...> Сегодня отыскала общественный сад с прекрасным видом на речку Сызрань, заливные луга, горы, Заречье. Буду ходить туда гулять, там воздух прекрасный, нет пыли.
Леля сегодня в училище сидел без обеда, главное за то, что забыл классную тетрадь для записывания уроков и отметок, а его как раз и вызвали на грех. Потом еще за то, что не послушался классного надзирателя и не застегнул шинели на улице и шел нараспашку, и за шалость во время урока 3[акона] Б[ожьего]. Последнее он отвергает, говорит, что шалил не он, а другие. До сих пор он еще не получил отметок, готовит же уроки легко и скоро, да и задают им не бог знает сколько, иногда даже время остается, чтобы читать и погулять. Геометрию он по книжке и не готовит. Учитель им диктует, они записывают, и он говорит, что остается не учить, а только повторить. С алгеброй похуже: не всегда может сделать заданную задачу. Один раз у товарища списал и сегодня не знает, как приняться, пошел к товарищу, чтобы вместе сделать. <...>.
Лелюша ко мне пристает, сделаю ли я ему мундирный сюртук. Принес правило, в котором сказано, что обязательно иметь две одежды — куртку и сюртук. А я и не знаю, насколько это обязательно. Конечно, если начальство будет требовать, да если у всех товарищей-одноклассников есть сюртуки, то надо будет сделать. А может быть, и обойдется. Крепко целую тебя, мое далекое сокровище. <...>
Леля тебя очень целует. Поклон Нат[алье] и всем.
Твоя Саша.
Целую тебя, дорогой папочка, чай, скучно тебе там, в деревне. Твой Лелек.
Печатается по подлиннику (КЛМ, № 21-1/1).
1 “...наконец, добилась майскую книжку “Нового слова...” — “Новое слово”, ежемесячный научно-литературный и политический журнал, (Петербург), в 1894—1897 годах изд. либеральными народниками, а с весны 1897 года — “легальными марксистами”. Печатались В. И. Ленин, Г. В. Плеханов, сотрудничал М. Горький.
В майской книжке “Нового слова” за 1897 год на с. 25—60 под псевдонимом К. Т-на опубликована работа В. И. Ленина “К характеристике экономического романтизма. Сисмонди и наши отечественные сисмондисты” (Продолжение, 1-я часть — в апрельском номере).
 
ТОЛСТОЙ А. Н. — БОСТРОМУ А. А.
[2 сентября 1897 г. Сызрань]
Милый папочка.
Нынче сидел без обеда за то, что позабыл дома журнал, и за то, что с расстегнутой шинелью ходил. Александров1 — порядочная скотина. Уроки задают все легкие, и учиться легче, чем дома, только надо дисциплину соблюдать. Кажется, что на днях хотят сделать прогулку, но об этом ходят только смутные слухи. В большую перемену играют во дворе в лапту, и с нами учитель гимнастики Владимир Германыч2. Нынче прошли с Софотеровым3 на Сызранку и популяли каменьями. Напишу письмо да сяду за фран. перевод. Скоро ли, папочек, у нас Александров сменится, пожалуйста, скажи ему, чтобы он ушел, а то все смирные, а он один злой.
Прощай, дорогой папочек. 10000 раз целую тебя. Не скучай, а приезжай скорей.
Твой Лелька.
Печатается по подлиннику (КЛМ, № 24).
Датируется по письму А. Л. Толстой А. А. Бострому от 2 сентября 1897 года. “Леля сегодня в училище сидел без обеда, главное за то, что забыл классную тетрадь для записывания уроков...” (КЛМ, № 211/1). Отправлено 3 сентября матерью, ею в конце письма сделана приписка: “3 сент. Сижу одна и думаю о тебе...”.
1 “Александров — порядочная скотина...” — Имеется в виду исп. обяз. инспектора училища А. И. Александров.
2 “учитель гимнастики Владимир Германыч” — В. Г. Гартман.
3 Софотеров Борис — одноклассник А. Н. Толстого, сын нотариуса, потомственного почетного гражданина Сызрани, гласного думы Василия Львовича Софотерова.
 
ТОЛСТОЙ А. Н. — БОСТРОМУ А. А.
[9 сентября 1897 г. Сызрань]
Дорогой папочка, что бы тебе приехать в эту ненастную погоду, а то мы с мамочкой совсем по тебе стосковались. Нынче с утра нездоровилось, и я не пошел в училище, зато написал сочинение по садоводству и переписал его. Ты, папутя, что-то мало пишешь, смотри, а то мы с мамой будем разводиться с тобой. Мама с часу на час все свирепеет, и если не часто писать будешь, берегись, мамон зубом загрызет...
Эти 2 праздника мне что-то нездоровилось, и я просидел дома да интересную книжку прочел. Напишу поподробнее с середины недели. У нашего ученика Щербакова помер отец, и он хочет, кажется, уходить из училища.
Милли трэ раз целую тебя
Твой Леля.
Кланяйся там всем, кроме Ст[епаниды]. Приедешь— не позабудь привезть словари, а в Самаре взять А[лек-сея] Тол[стого] и Дикк[енса]- у Лисина1 и привези их сюда.
Твой Леля.
Печатается по подлиннику (КЛМ, № 25).
Датируется по письму А. Л. Толстой от 9 сентября 1897 года, к которому приписано отчиму рукой А. Н. Толстого.
1 Лисин Ф. Д. — переплетчик в Самаре, мастерская которого в 90-е годы XIX в. помещалась на Сокольничьей (ныне Ленинской) улице в собственном доме (Календарь и памятная книжка Самарской губернии, 1896. Реклама, с. 25).
 
ТОЛСТАЯ А. Л. - БОСТРОМУ А. А.
[16 сентября 1897 г. Сызрань]
Дорогой мой Лешурочка, спасибо тебе за длинное письмо, спасибо, что и о хандре говоришь, у меня было такое ощущение, когда я его читала, точно я тебя послушала. О Леле не беспокойся, дело поправилось, я им очень довольна. Во-первых, он получил из истории 5, а из немецкого 4+, во-вторых, он очень старается, уроки стал учить добросовестно, совершенно не так, как прежде, не отстанет, пока не выучит, а если уроков много и трудные, то встает в шесть часов, чтобы подзубрить. Нет, он очень мил, и на него нельзя жаловаться, и неудачу первой недели нужно объяснить тем, что он еще не приспособился. Из алгебры еще ничего не получил на этой неделе, но задачки, которые ему задают на дом, теперь все делает и очень скоро, геометрию также, кажется, хорошо понимает, и если что не поймет, мы вместе кое-как добираемся. Нет, по всему видно, что в классе он внимательно слушает. Вот посмотрим, что будет, когда математик вернет тетради с классными упражнениями. Их в классе заставляли делать задачи, Леля говорит, что сделал. Он еще даже товарищам помогает, сделает алгебраическую задачу и понесет к Софотерову, товарищу, который живет напротив нас. Бедный мальчик, ему, верно, предстоит общая с нами участь: не находит он себе товарищей по душе, он льнет к людям, а они не платят ему тем же. Он ищет душевности, которой никто ему дать не может. <...> Ах, Лешурочка, как я тебе благодарна за надежду на свидание. Я просто ожила. Буду ждать тебя. В воскресенье и субботу у нас здесь была страшная дряпня: дождь, слякоть, теперь разведрилось и, кажется, хочет установиться хорошая погода. Дорогой мой, как жаль мне, что у тебя нет людей, которые бы тебя приветили. Тейсы1 и со мной были почти такие же, хоть и изъявили сначала радость при встрече, а потом закисли. Мне кажется, в них всех сказывается чрезмерное нравственное и физическое утомление после пережитых впечатлений 2-месячной Надиной болезни. Подумай только, 2 месяца! Несколько раз они почти ее хоронили. Поневоле равнодушным ко всему на свете сделаешься. А компания Тимофея Ивановича2, наверное, тебя буржуем считают, да и как им не считать по всей внешности. Боюсь я, не повредила ли тебе в их глазах моя статья “Воскр. Д[ень] С[ельского] Х[озяина]”3. Они могли вообразить, что я с тебя портрет срисовала, а кто же знает, что это неправда. Это наше роковое положение помещиков, землевладельцев, которые идеей от своего класса отстали. Но поди рассказывай всем и объясняй, кто же поверит, когда мы изо всех сил хлопочем, чтобы доходы получать. Это роковое противоречие, а из таких противоречий жизнь состоит. Вот этот классовый вопрос и мучит меня теперь. Надеюсь, что я о нем найду у Маркса что-нибудь или у марксистов “Нового Слова”. Мне страшно жаль, что я не в состоянии была дочитать первую часть Маркса, мне осталось две главы, и я боюсь, что это сделает пробел при чтении 2-го тома. <...>
Писать я теперь ничего не могу, в голове хаос какой-то из взбудораженных мыслей, надо, чтобы все улеглось и вылилось в какие-нибудь формы. Хотя Маркса нам понимать не трудно, т. к. наше мировоззрение не так-то уж далеко от него стоит, но есть некоторые идеи, которые производят ломку. Или я еще их недостаточно понимаю? Или, может быть, превратно? А в наши годы всякая ломка тяжела... <...>
Лешурочка, нам приходится довольствоваться друг другом. Не так ведь это уж страшно. Есть люди, которые никогда, никого возле себя не имеют. Это страшно. Вот почему я и тяну тебя за собой в Маркса. Страшно уйти от тебя куда-нибудь в сторону, заблудиться без друга и единомышленника.
В Самаре найди Слонимскую Эрнестину Осиповну4, ты с ней будешь себя хорошо чувствовать.
Крепко целую тебя, мое сокровище, жду тебя с нетерпением. По вечерам долго не сплю, стук подъезжающего к подъезду экипажа баламутит меня. Будь здоров, моя радость.
Твоя Саша.
Печатается по подлиннику (КЛМ, № 5525).
1 “Тейсы”. — Имеются в виду Аделина Владимировна и Владимир Владимирович Тейсы, у которых в 1897 году очень сильно была больна дочь Надя.
2 Тимофей Иванович — фамилии установить не удалось.
3 “Воскресный день сельского хозяина” — очерк А. Л. Толстой, Опубликован в “Самарской газете”, 1897, № 177, 183, 193 (17 августа, 24 августа и 7 сентября).
В главном герое очерка, в помещике Булатове, А. Л. показала “человека, мечтающего об общем благе”, а превратившегося в “узкого хозяина”. Многие из знакомых семьи считали, что прототипом Булатова является А. А. Бостром. А. А. пишет в письме к жене: “Сашунечка, как многие скандализированы твоим рассказом “Воск[ресный] день сель[ского] хоз[яина]”. То есть, главное — за меня. Думают, наверное, что я рву и мечу” (10 сентября 1897 г. КЛМ № 388).
4 Слонимская Эрнестина Осиповна (Эстер Ошаровна) — акушерка в 3-й части Самары (Садовая ул., дом Яворского).

 

ТОЛСТОЙ А. Н. — БОСТРОМУ А. А.
[Между 16 и 20 сентября 1897 г. Сызрань]
Дорогой папутя!
Какая погодка стоит хорошая, просто прелесть, чай, как тебе-то радостно. У нас, папутя, два новых учителя, русак да рисовальщик1. Нынче спрашивал меня русак из синтаксиса. Я ему стал отвечать и ответил, а как стал к концу книжки подъезжать, так я сказал, что, мол, я по книге не учил и ваши, мол, детали не знаю. Мы третьеводни получили с Абрамовым2 по геометрии по троечке.
Учусь я, тятяка, играть на флейте и почти гамму знаю, только си да фа не дается3. У Александровых4 горе, да ну, черт ее знает, кто умерла.
Миленький мой папутя, нынче видел тебя во сне, что ты приехал в Сызрань и мы какую-то колокольню смотрели.
Дела идут слава Богу.
100 10000 целую тебя.
Твой Леля.
Кланяйся всем и Копчику.
Печатается по подлиннику (К.ЛМ, № 26).
Датируется по письмам А. Л. Толстой.
В письме к А. А. от 16 сентября 1897 года (КЛМ, № 5525) она сообщает: “...В воскресенье и субботу (13 и 14 сентября. — М. Л.) у нас здесь была страшная дряпня: дождь, слякоть, теперь разветрнлось и, кажется, хочет установиться хорошая погода... Жду тебя с нетерпением...”
3 октября (КЛМ, № 5534): “...Вот уже две недели как ты уехал. (Об Алексее. — М. Л.),. ...Учится играть на флейте, но домой ее больше не носит...”.
1 “...два новых учителя, русак да рисовальщик...” — Первые недели русский язык вел Владимир Михайлович Анисимов, сменил его Александр Гаврилович Шапошников; рисование начал вести Петр Васильевич Зимулин, сменил его Николай Васильевич Бовин.
2 Абрамов Степан — сын Александра Федоровича Абрамова, учителя рисования и чистописания Сызранской женской гимназии.
3 “Учусь я, тятяка, играть на флейте...”.
В семи реальных училищах Казанского учебного округа, в их числе и Сызранском, велось обучение музыке на духовых и струнных инструментах, на рояле (ЦГИА, ф. 733, оп. 203, Д. 1128—1130).
4 “У Александровых горе...” — Во время приезда в Сызрань А. А. Бострома между 16 и 20 сентября (1897 года) А. Л. с сыном перебрались из номеров Маркова на квартиру к Александровым Антонине Николаевне и Ольге Николаевне. В письме от 24 сентября 1897 года (КЛМ, № 5526) А. А. Бострому А. Л. пишет: “... я очень рада, что ты меня поместил здесь... Хозяева хорошие, стараются, как бы нам лучше...”
 
ТОЛСТОЙ А. Н. — ВОСТРОМУ А. А.
[1-я половина октября 1897 г. Сызрань]
Дорогой папутя.
Нынче получил домашние работы, писанные недели две тому назад. Ну, работы наши вышли неудачны. Только одному Абрамову поставили 4—, а то всем тройки да двойки. Мне тройку, а Софотерову единицу, так хорошо он подвизается. Третьеводни писали конспекты сочинения; нынче их читали и для образца выбрали Сысоевский и пополнили его из моего.
Я кончил рисовать шар. Теперь скучно будет так сидеть на уроках рисования; ну, наверное, скоро будем рисовать другую какую-нибудь вещь. Папутя, не позабудь, пожалуйста, вынести из моей комнаты, если ты ее только хочешь заколотить, порох и револьвер, а то они там заплесневеют. Да, там много книг и два гербария: мой и Ад[елины] Влад[имировны]'.
Пиши, пожалуйста. 100 раз целую тебя.
Твой Леля.
Приезжай скорей, пожалуйста, сюда.
Не давай обижать Копчика, а то я их....!!2.
Твой Леля.
ви-ви...... пи-пи
фр...... У-У
Я, играющий на флейте. Наглядное изображение.
Печатается по подлиннику (КЛМ, № 27).
Датируется по приписке м.атери к письму А. Н., содержание которой свидетельствует о том, что это ответ на письмо А. А. от 5 октября 1897 года.
А. А.: “...Еще какая-то перемена в Наталье, скорее в моем отношении к ней. Неприятна она мне, да и только...” (1897 г., 5 октября [Сосновка]. ИМЛИ, № 6330/42). А. Л.: “Если Наталья тебе противна, ну ее к черту, неужели здесь не найдем...” (КЛМ, № 27). В конце письма рисунок — сатирический автопортрет.
1 А. В. Тейс.
2 Копчик — любимая лошадь А. Н.

 

ТОЛСТАЯ А. Л. — БОСТРОМУ А. А.
[15 октября 1897 г. Сызрань]
Дорогой Лешурочка, что-то ты поделываешь. <...> Наша же жизнь течет себе помаленьку, только время что-то уж отчаянно долго без тебя тянется, кажется, будто уж недели две прошло с тех пор, как ты уехал, а поглядишь — только пять дней. Лелюшка в субботу получил две пятерки. Одну — за немецкий, а другую— из ест[ественной] ист[ории] и даже не за урок, а учитель рассказал в классе новый урок, заставил его повторить рассказанное и поставил пять. Им в училище объявили, что в воскр[есенье] дается малорос[сийской] труппой утренний спектакль для учащихся, а ради двух пятерок я Лельку пустила в театр. Он был очень доволен. В понед [ельник] у них был первый урок танцев. Леля ходил. Теперь он занят тем, как написать сочинение. Первое сочинение учитель у него зачем-то взял. Леля говорит, что ему хочется непременно хорошо написать, т. к. учитель сказал, что очень строго будет ценить сочинения и еще подзадорил тем, что сказал, что не надеется на то, что они напишут хорошо, т. к. они еще не писали сочинений. Писать его надо в пятницу, а вчера уже Леля сидел вечером над ним и все сердился, что у него фразы выходят неуклюжие, только это пустяки, фразы как фразы. Но я понимаю, ему хочется, чтобы очень гладко выходило. Вчера было очень тепло, и я пускала его гулять, т. к. заметила, что он вялый и утомленный, конечно, ему недостает воздуха и движения. Я заметила, что в те дни, когда их не пускают в перемену бегать на двор, он приходит усталый и без аппетита. Старается с уроками Леля очень, сегодня просил меня непременно разбудить в 6 часов, что я и исполнила, и с свечей повторял уроки. Теперь он особенно старается, т. к. кончается четверть и будут выдавать табеля. <...>
Страницы: Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6  След.


Распечатать Переслать

Вернуться назад




446001, Самарская область, г. Сызрань, ул. Советская, 92
тел. (846-4)98-70-54, факс (846-4)33-43-39
lib.syzran@rambler.ru
Размер шрифта:      Цветовая схема:      Изображения: